Актуальные новости

    Распечатать

Замороженная ДНК и эмбрион-наследник: правовые аспекты биотехнологий

В нестабильные времена многие граждане стараются подстраховаться по важным вопросам — даже таким, как планирование детей. Профильные организации отмечают в России всплеск спроса на услугу заморозки спермы. При это вспомогательные репродуктивные технологии — довольно обширная сфера, куда входит целый спектр услуг. Например, востребованная сегодня процедура экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), криоконсервация (то есть замораживание) половых клеток и эмбрионов, суррогатное материнство и др.

Современные подходы к вопросам репродукции и увеличения продолжительности жизни порождают немало споров. Причем не только этического, но и правоприменительного характера. Как новые биотехнологии «дружат» с российскими законами — разбираемся с представителями нотариата.

По мнению экспертов, Россия входит в число лидеров по применению ЭКО, а по неофициальным данным — и по числу обращений к услугам суррогатного материнства. При этом четкого законодательного регулирования в данной сфере нет. Поэтому многие моменты определяются условиями договора с конкретным медицинским учреждением. Такие соглашения в силу своей специфики и сложности все чаще оформляются с привлечением нотариуса.

По словам члена комиссии по методической и экспертной работе Нотариальной палаты Пермского края, нотариуса города Перми Марии Борониной, все детали по хранению и использованию биологических материалов уточняются в договоре с клиникой, предоставляющей ту или иную услугу. Например, в нем указывается, кто конкретно может распоряжаться биоматериалами. Как показывает судебная практика, в конфликтных ситуациях данные «аргументы» принимаются во внимание.

Так, несколько лет назад мужчина попытался через суд расторгнуть договор о хранении эмбрионов (в российском правовом поле — это человеческий организм на стадии развития до восьми недель). Семья распалась, и он не хотел появления совместных детей с уже бывшей женой. Однако истцу отказали, так как в контракте оговаривалось, что судьбу эмбрионов определяет супруга. В другом случае, напротив, в договоре было зафиксировано, что решение может принять любой из супругов. Поэтому, когда отношения разладились и муж обратился в медучреждение с просьбой прекратить хранение биоматериалов, его заявление было удовлетворено, несмотря на протесты второй половины.

Немало дискуссий вызывает и тема наследования биоматериалов. Так, к одному из российских нотариусов обратились юристы, чтобы проконсультироваться, может ли мать умершей женщины воспользоваться ее «замороженными» эмбрионами. Как объясняет Мария Боронина, половые клетки и эмбрионы не являются объектами гражданских прав и по общему порядку не признаются наследством. Что с ними станет в случае смерти донора, должен решать он сам. Соответствующие распоряжения могут быть закреплены в договоре с клиникой или включены в завещание, удостоверенное нотариусом. При этом специалисты рекомендуют завещателю возложить контроль за исполнением его последней воли на душеприказчика.

У этой «медали» есть и вторая сторона, а точнее вопрос: не является ли эмбрион... наследником? Ответ с точки зрения закона однозначный — нет. «Юридически эмбрион не признается человеком, а следовательно — и субъектом права», — говорит председатель Комиссии Федеральной нотариальной палаты по методической работе, вице-президент Московской городской нотариальной палаты (МГНП) Илья Радченко. Но вот ребенок, появившийся из криоконсервированного эмбриона, даже если это произошло после смерти родителя, теоретически может претендовать на его имущество.

Дети, наряду с супругами и родителями, признаются наследниками первой очереди. Если ребенок зачат, но еще не рожден — выдача нотариусом свидетельств о праве на наследство приостанавливается до его появления на свет. Причем не важно, кто приводит новую жизнь в мир — супруга наследодателя или же суррогатная мать.

Сама «сурмама» по общему правилу никаких прав на наследство не имеет. Правда, по словам председателя комиссии по методической работе и изучению практики применения законодательства в сфере нотариата МГНП Дмитрия Точкина, она может серьезно затруднить ребенку путь к наследству. Ведь для того, чтобы нотариус мог учитывать интересы чада как наследника, в его свидетельстве о рождении должен фигурировать наследодатель. А для того, чтобы при регистрации новорожденного в графы «мать» и «отец» были вписаны его биологические родители, необходимо согласие суррогатной мамы. В противном случае туда поставят ее имя, а также имя ее супруга, если он есть.

Если все условия соблюдены, законный представитель ребенка, например — мать, подает заявление о принятии наследства и получает свидетельство о праве на него. А вот с эмбрионами, которые на момент смерти биологического родителя не были имплантированы, все гораздо сложнее. «Подобной судебной практики — очень мало, а та, которая есть, не склонна признавать за неимплантированными эмбрионами наследственные или иные права», — уточняет Дмитрий Точкин.

Некоторые люди хотят «продолжаться» не в детях, а в себе самих, даже после кончины. И доверяются крионике — экспериментальной процедуре, подразумевающей глубокое охлаждение и хранение тел, мозга или ДНК умерших. В надежде на то, что в будущем технологии продвинутся далеко вперед и их можно будет оживить. По сути, речь идет о согласии человека на то, что его тело или органы будут использованы для научно-исследовательских работ. Подобную волю можно выразить в том числе в завещании. Крионика разрешена в небольшом количестве стран, включая Россию.

Если для крионирования умершего нужны его прижизненные поручения, то, например, изъятие органов для трансплантации никаких предварительных разрешений не требует. Эксперты объясняют, что в России действует презумпция согласия: это когда действие по умолчанию одобрено. Если же человек не хочет, чтобы после смерти его органы и ткани использовались в качестве донорских, он должен сообщить об этом заранее.

Кроме того, можно обозначить свою позицию относительно патологоанатомического вскрытия, а также выразить желание быть кремированным или погребенным в определенном месте и по определенным обычаям. Самый простой и надежный способ изъявить свою волю — составить завещание. В данном случае также актуально привлечение душеприказчика, который проследит за надлежащим исполнением желаний завещателя. Если гражданин не зафиксировал свои пожелания при жизни, решение после его смерти может принимать супруг, родственники или законные представители. А в случае их отсутствия — другие лица, которые осуществляют погребение покойного.

Нотариальный вестник — № 07 (Июль) 2022
Нотариальный вестник — № 06 (Июнь) 2022
Нотариальный вестник — № 05 (Май) 2022
Нотариальный вестник — № 04 (Апрель) 2022
Нотариальный вестник — № 03 (Март) 2022
Нотариальный вестник — № 02 (Февраль) 2022
Нотариальный вестник — № 01 (Январь) 2022
Нотариальный вестник — № 12 (Декабрь) 2021
Нотариальный вестник — № 11 (Ноябрь) 2021
Нотариальный вестник — № 10 (Октябрь) 2021

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.